КП
УПСК
Главная / Архив новостей / Новостная лента

Великая Отечественная война лишила оренбурженку детства

9 мая 2018, 16:07 Реклама на сайте
Немало испытаний принесла нашему народу Страшная Война. Но постепенно, с каждым годом, истончается та самая нить, что связывает нас, современников, с воспоминаниями тех жестоких лет. Как это ни печально, время неумолимо: редеет число тех, кто может от первого лица рассказать фронтовые истории о Героях и их подвигах во имя мира. Все, кто ушел, и те, кто с нами на этой земле - наша гордость, наши светлые лучики солнца, которым мы обязаны многим.
Великая Отечественная война лишила оренбурженку детства

Ветераны, труженики тыла, и дети войны хранят свои воспоминания зачастую ради самых близких. И мы как никогда нуждаемся в них. Сегодня история оживает в лице Анны Григорьевны Пупыкиной, ветерана войны и ее труженика, из поселка Рубежинский Первомайского района.
Она родилась 5 августа 1929 года в селе Чинарево (ныне Казахстан). Отца отправили трудиться в Кирсаново председателем сельсовета. Родители воспитывали шестерых детей. Самая старшая родилась в 1927-м, Анна Григорьевна была второй, а другие и вовсе мал мала меньше. Сегодня ей 89 лет.

С содроганием она говорит о тех нелегких временах, когда была еще подростком.
- Позабирали всех, - говорит Анна Григорьевна, - остались только совсем безнадежные... Люди непрестанно слушали радио. И в карту, что висела на стене в сельсовете, втыкали иголки - в те города, что заняты немцами…
Детство было трудным и закончилось в 13 лет. Кого могли, забирали на фронт, остальных отправляли работать. Люди говорили отцу: «Своих пошли, тогда и мы пойдем!», имея ввиду детей председателя. Никто не отлынивал. Для Родины готовы были на все, на любые жертвы и труды.
Поскольку старшая сестра постоянно болела, а остальные были совсем крошками, нелегкая ноша заботы о детях легла на плечи Анны Григорьевны. В 42-м году их отправили за 18 километров от села работать на посевную. Там располагалось три больших деревянных амбара, в которые ссыпалось зерно. Один из них стал новым домом для молодых девчат. С ними была пожилая женщина-повар, которая из мучели делала болтушку, которая на долгое время стала для них единственной пищей.
Рано утром в двери амбара стучали - звали на работу, которая была совсем не детской – пололи хлеба. Огромные поля без конца и края. Становились в 2 ряда и пропалывали рожь, пшеницу. За детьми строго следили, чтобы не дергали колоски - экономили для фронта. Потом разносилось: «Девчата, на обед!». Чуть посидят в теньке, и опять за работу до вечера. И так – день за днем…
Был в тех краях старый колодец, из которого пастухи поили овец. И девчонки просили разрешения бригадира в нем умываться. Так и купались в колоде.
Все лето трудились, а осенью босиком, уже по холоду, обмотав ноги в какие-то махры, собирали урожай. Неделю терпели холод, тут и снег уж лег, а потом убежали за три километра в Чинарево, к бабушке. Бежали, оглядываясь, как бы не вернули. Сильно заморозили ноги. Бабушка, мамина мать, едва отогрев их на печке, но не успев покормить ахнула - приехал бригадир. Усадил детей в машину - и домой. Приказано было помыть, а с утра назад, в амбар.
Зерно сортировали, веяли... А потом запрягали быков, и за 40 километров везли к элеватору, с надписью на бричке «На фронт!». Днем ехали весело, и даже пели песни, а к вечеру становилось страшно. Лес вокруг и Урал в стороне. Не редкостью в тех краях были дезертиры, которые насиловали, убивали и грабили. У элеватора зерно сгружали на баржу, и по Уралу увозили к линии фронта.
- Помню, папа говорил: «Дома мамка болеет, меньшему два годика, коровка, придется уж, доченька, тебе за старшую быть, - вытирая слезы, продолжает ветеран.
Так и шло время в тылу - на сенокосах, хлебоуборке - до самой Победы. Ни одному зернышку пропасть не дали, все сберегли!
В 1950-м Анна Григорьевна вышла замуж за Бориса Сергеевича, с которым училась в школе. В 1944-м ее сердечного друга забрали на фронт, и вернуться со службы получилось только через шесть долгих лет - служил он в Тоцких лагерях. Долгие годы ждали встречи, живя одной перепиской. И вот, наконец, задумали свадьбу. Время было непростое - молодых отправили в Уральск на базар, продавать хлеб, чтобы заработать на платье да рубашку к свадьбе, а также за продуктами по списку. Но вернулись они ни с чем - кроме продуктов ничего добыть не удалось. Платье взяли у двоюродной сестры, нашли и ситцевую рубашку - вот свадьбу и сыграли. А после свадьбы, погостив у родных в Рубежинском (по тем временам поселок именовался Каргалой), остались здесь навсегда. К тому моменту совхоз был миллионером, строился, развивался и жил.

- Родители собирали нас в дорогу. Четыре бревна в сани, пара быков. На бревна - сундук, матрас, одеяло, да посуда: чугунок и сковорода - вот и все наше, - вспоминает Анна Григорьевна.
По приезду, председатель заселил их в гостиницу, где перезимовали, нашлась и работа. На календаре был 1952-год. С мебелью было туго, кровати не было, не было и стола, а 2 короба были табуретками.
Родили четверых детей. Анна Григорьевна трудилась в школе техничкой. Труд, надо сказать не из легких. С Уральска приезжал самосвал с дровами, предстояло его разгрузить, наколоть, напилить, да убрать. Так прошли два года.
А потом бригадир сказал: «Отстроим тебе прачку!». Совхоз развивался, выращивая хорошие хлеба, работа кипела – на стройке работали армяне, азербайджане (строили сараи, телятники), присылали автоколонны на уборку, работали солдаты. Сказано – сделано, построили прачку.
Мужа Бориса тогда поставили гуртоправом – 200 голов скота, скотники и доярки были в его распоряжении. На 3-ий он год сказал: «Надо в Уральске на шофера учиться. 3 месяца выдержишь?» И Анна Григорьевна в очередной раз выдержала разлуку, хотя ходила тогда беременной.
Стирки в совхозе было очень много: строители, 70 человек пионерского лагеря, командировочные. Привозили целыми машинами. Стирала день и ночь, а теперь вот руки совсем и не слушаются…
За плечами 20 лет непрерывного стажа. Муж был шофером – заведовал автомобильным хозяйством. Родители оставались в Кирсаново, папа умер в 1968 году, маму забрали в Рубежинский.
И пришло в семью горе одно за другим. в 1988-м скоропостижно умер от белокровия муж. В 1989-м разбивается младший сынок Вовочка - машину занесло. В 1990-м из-за внезапной болезни уходит из жизни второй сынок – Саша (позже выяснили, что ему нельзя было работать).
Как болело тогда, и какой болью сейчас отзывается материнское сердце – одному Богу известно. Кто терял, тот знает про неумирающее родительское горе. В 1990-м Анну Григорьевну постигла еще ода утрата – умерла ее мама.
Сегодня она живет с внуками и правнуками, в любви и заботе. Через три месяца ей пойдет 90-ый год. Ни на что не жалуется - светлая, добрая, сильная. И хочется ее обнять, словно родную бабушку.
- Живем неплохо, мирно и дружно, в достатке. Гордится спортивными достижениями правнуков, - улыбается она.
Родные сажают огород, ведут хозяйство. Лишь грустят о том, что родное село теперь совсем обнищало и пошло на спад. Ветерана обязательно поздравляют на 9 Мая пограничники. Местные власти раньше привозили килограмм мяса, чай, мешок муки, но теперь и этого нет.

Новости Оренбурга онлайн - телеграм-канал, на который стоит подписаться
Orenvito
Видео реклама

№ 47529
Осаго56
Шиномонтаж ТС-56
Досрочная подписка
МЗ Ташлинский

Orenvito.ru объявления (все)