ВидеоПортал
УПСК 4
Главная / Все гости

Роман Юдин: «Есть единственная возможность спасти Бузулукский бор»

Роман Юдин: «Есть единственная возможность спасти Бузулукский бор»

-  Как часто предприятия Оренбургской области нарушают законодательство об охране окружающей среды?

- Если бы у нас была возможность в режиме он-лайн осуществлять надзор за деятельностью предприятий, то нарушения выявлялись бы ежедневно, однако в силу значительного количества поднадзорных районов области (26) сделать это непросто. Кроме того, закон «О прокуратуре Российской Федерации» перед нами такой задачи и не ставил, поскольку мы не должны подменять своей деятельностью контролирующие органы. Наша задача - заставить их работать. Практически каждый день выявляем самые разноплановые нарушения. В силу географических и климатических особенностей, допустим, зимой затруднительно обнаружить нарушения законодательства в сфере охраны почв и вод. Этот пласт нарушений фиксируется в основном летом, равно как и в сфере лесного законодательства. Но есть и постоянно допускаемые нарушения. Например, связанные с выбросами в атмосферу загрязняющих веществ.

 - В каких районах региона фиксируете больше всего нарушений?

- Там, где сосредоточены значительные производственные мощности и проживает значительная часть населения (например, Оренбургский район). Есть районы, являющиеся небольшими по площади, производственному потенциалу и людским ресурсам, но, тем не менее, являющиеся неблагоприятными в экологическом плане. Так, например, в Курманаевском районе (сравнительно небольшом по площади), активно идет освоение месторождений нефти и газа, но не всегда выполняются лицензионные требования по утилизации попутного нефтяного газа. Поэтому объем выбросов от сжигаемого газа в этом маленьком районе сопоставим с объемами выбросов в Оренбургском районе. Сходная ситуация, например, в Грачевском районе. На поднадзорной нам территории основной вклад в загрязнение воздуха, помимо транспорта, вносят как раз предприятия нефтегазового сектора. На востоке региона - горнорудная промышленность.

 - Как охарактеризуете Переволоцкий район?

- Там идет серьезное освоение достаточно крупных месторождений нефти и газа. Я бы сказал, ситуация там средняя, не смотря на близость к Оренбургскому району.

- Жители села Абрамовка столкнулись с тем, что от разработки месторождений газа может погибнуть природный памятник - родник, который сегодня в деревне служит едва ли не единственным источником чистой воды.

- Об этой ситуации мне не известно. На недропользователя, который добывает нефть и газ, попутно возлагается обязанность мониторинга за поверхностными и подземными водными объектами, которые находятся в пределах лицензионного участка. Скорее всего, если родник включен в этот участок территориально, то они должны осуществлять добычу щадящими способами, чтобы не привести к ухудшению его состояния. Что касается памятников природы, то распоряжением губернатора в 1995 году учреждено на территории области порядка 565 памятников природы. В этом году указом губернатора этот список был значительно сокращен, поэтому надо проверить, является ли родник в Абрамовке - памятником природы на сегодняшний день. Если это так, то к тем, кто занимается разработкой, могут возникнуть вопросы. Возьму это на заметку, проверим.  Не бывает чудес! Если идет добыча, то неизбежно, хотим мы того или не хотим, какие бы технологии в нынешнее время не применялись, негативное воздействие будет оказываться. Но уменьшить нагрузку на окружающую среду можно, либо по воле руководителя хозяйствующего субъекта, а если ее нет – по требованию прокурора.

 - Самые резонансные уголовные и административные дела этого?

- Река Донгуз. Весной этого годы туда был сброс сточных вод, из-за которого погибла рыба. О данном факте нам сообщили работники отдела Росрыбаловства. Мы отреагировали сразу: произвели осмотр, зафиксировали факт гибели рыбы, с помощью специалистов рассчитали ущерб, произвели забор воды. Анализы показали превышение ПДК аммония. По результатам прокурорской проверки Оренбургским РОВД было возбуждено уголовное дело.

Аналогичная ситуация произошла на реке Бузулук на территории Ефимовского сельсовета Курманаевского района. Имело место это в июне, но к происшествию привел  не сброс сточных вод, а неверно организованные работы по устройству дамбы. В результате этого изменился гидрологический режим реки, погибла рыба, был причинен значительный ущерб. В настоящее время материалы прокурорской проверки находятся в органе дознания, вскоре будет принято процессуальное решение.

Каждый год имеются место незаконные рубки лесных насаждений на территории всей области. Иногда мы сталкиваемся с достаточно тревожными фактами. Так, в Сакмарском районе нами был выявлен факт, когда лесничеством к административной ответственности за перевозку заготовленной древесины был привлечен гражданин, однако ее происхождение выяснено не было. По нашей инициативе место незаконной рубки было установлено, рассчитан ущерб, он составил свыше 80 000 рублей! Прокурором в отдел полиции направлен материал для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

Дела об административных правонарушениях – это мини-уголовные дела в нашей сфере. Например, нарушение условий лицензий на право добычи нефти и газа. За один день протокол не составишь, здесь требуется достаточно долгая и вдумчивая работа, в том числе связанная с истребованием большого пакета документов. Значительная часть наших административных материалов в истекшем полугодии была посвящена тому, что мы через Управление Росприроднадзора по Оренбургской области привлекали к ответственности объекты нефтегазового сектора за нарушения условий лицензии. Я их выделяю потому,  что там предусмотрены достаточно большие штрафные санкции (от 300 000 до 500 000 рублей). И предприятие не рядовые – это «локомотив» нашей экономики.

 

«Мы выступаем в категоричной форме против добычи нефти в Бузулукском бору»

 - Здравствуйте! Беспокоят с Бузулука. Хотели бы поинтересоваться судьбой нашего Бузулукского бора. Вот история еще зимой началась. Вы как-нибудь занимались проверкой законности этих торгов, проверяли, насколько повредит, не повредит бору та деятельность, которая планируется?

- Дело в том, что торги на право осуществления добычи нефти и газа на территории бора были организованы Министерством природы Российской Федерации. В этой связи надзирать за законностью решения центрального органа федеральной власти мы не в праве. Могу сказать, что нам известно: торги прошли, победитель -  некое общество с ограниченной ответственностью «Антипинский НПЗ», дислоцированный в Тюмени. Ему предоставлена лицензия на право пользования недрами сроком на 20 лет. К добыче пока они не приступили. Насколько нам известно, сейчас разрабатывается технические документы на добычу.

- Получается, что местные надзорные и контролирующие органы вообще не имеют в данном случае никаких мер воздействия?

- Уровень принятия решения - Правительство Российской Федерации. 

- У нас впервые такой случай в заповедном месте? Или часто бывает на откуп Федерации?

- По другим субъектам РФ сказать не могу. Если вы знаете, в бору до середины 1970-ых годов добыча осуществлялась. Между тем, в то время массив относился к особо ценным природным территориям - категории Национальный парк тогда не существовало. Я знаю мнение Управления Роспироднадзора по Оренбургской области, который, как и природоохранная прокуратура, в категоричной форме выступает против этой добычи, прогнозируя негативные последствия для бора.

- С проведением торгов все понятно. А когда начнут работать в бору вы тоже не вправе контролировать?

- Вот тут наши полномочия будут осуществляться в полной мере. Кто бы ни был на территории нашей области, компания из Москвы или Тюмени, независимо от ведомственной принадлежности, она будет поднадзорна оренбургской межрайонной природоохранной прокуратуре.

Нам поступило много обращений, аналогичных вашему. Хочу заострить внимание еще раз вот на чем. В феврале этого года в малом зале Законодательного Собрания области был организован большой круглый стол с приглашением всех органов, в том числе МЧС, Росприроднадзора, природоохранной прокуратуры, Правительства области. Там я озвучил следующее предложение: общественным организациям, гражданам, органам местного самоуправления на территории Бузулукского района выступить с инициативой о проведении общественной экспертизы тех документов, которые буду реализовываться в дальнейшим при разработке месторождений. Почему я об этом говорю второй раз и с тревогой в голосе, потому что общественную экспертизу можно провести только в период проведения госэкспертизы либо до нее. То есть, если сейчас эти документы только разрабатывают, они потом идут на государственную экспертизу (ее проводит ФГУ «Главгосэкспертиза» в Москве или Саратов). Если они уже прошли эту экспертизу, то мы свою единственную, на мой взгляд, возможность повлиять на Центр, упустили. Но я очень надеюсь, что мы еще успеем (в случае если проявят инициативу те, кого я перечислил выше).

- Что даст эта экспертиза?

- Во-первых, можно заложить какие-либо дополнительные требования, которых не учитывает государственная экспертиза к лицензиату, к недропользователю. Может быть отрицательным, что может заставить задуматься специалистов во время проведения госэкспертизы. Это пока единственный рычаг, который может реально оказать влияние на ситуацию.

 

За пять лет ни одного обращения от граждан по незаконной добыче ПГС

 - Добрый день! В районе станции Пионерская детской железной дороги обустройством пляжа занимаются частники. Хотелось бы узнать, законно это или нет? Еще один вопрос, в марте там же стоял экскаватор, не нанесет ли их вред деятельность без того обмелевшему Уралу?

- Что касается частников, обустраивающих пляж, там я не готов сказать конкретно за эту ситуацию. Мы к этому вопросу подойдем серьёзно, посмотрим документы: кто владелец, какова категория земель. Вопросов очень много. Что касается обмеления Урала. По мнению ученых это тенденция появилась не столько от того, что где-то добывается ПГС, хотя в определенной степени и здесь влияние оказывается. Дело в том, что в верховьях реки Урал, а он начинается не на территории Оренбургской области и не у нас заканчивается, происходит его активное использование в различных, в том числе и хозяйственных целях. Я говорю про смежные нам Республику Башкирию и Челябинскую область. Это все в купе дает ту картину, которую мы сегодня наблюдаем в Оренбургской области. А так, если вы следите за событиями, то знаете, что существует межгосударственная Российско-Казахстанская комиссия, специалисты которой зачастую осматривают реку, сплавляясь по ней, затем на уровне двух государств принимаются решения. Можно сказать, что Оренбургская область имеет возможность внести свою лепту по защите Урала. Природоохранная прокуратура, в свою очередь, повлияет на нерадивых недрпользователей, которые незаконно добывают ту же самую песчано-гравийную смесь на реках.

- Выше по течению, вы имеете в виду, развитие промышленности влияет на уровень реки?

- Конечно. Там осуществляется забор воды, потом сброс уже использованной. Также она отводится на поливы. По имеющимся сведениям в соседней Башкирии чуть ли не ежегодно сдается в эксплуатацию несколько водохранилищ. Я, конечно, не говорю о том, что всю воду для них берут из Урала, но сам по себе факт и объемы сдачи таких капитальных строений говорят сами за себя. Антропогенный фактор никто не исключал. Если люди испокон веков селились вдоль рек, то они, естественно, испытывали на себе нагрузку.  

- То, что вы сказали про водохранилища в соседнем регионе, это законно?

- Надо разбирать отдельно каждый случай. Если у вас есть факты, указывающие на незаконное использование реки Урал в пределах Оренбургской области, мы готовы ими незамедлительно заняться. Хочу сказать  одно, предваряя остальные вопросы, за то время, пока я нахожусь у руля природоохранной прокуратуры, к нам не поступило ни одного обращения от граждан, указывающего на незаконную добычу ПГС. Люди могут себе позволить обратиться максимум через интернет или на «прямой линии», а вот, к сожалению, официально обратиться к нам и указать конкретные факты, до этого руки пока не доходят.

- Еще один вопрос. Если не ошибаюсь, на реке Сакмара планируется расширить русло и увеличить глубину, верно будет сказать, расширить, потому что во время паводка река разливается и вода затапливает дома. Там просто на берегах деревья, кустарники, место само заболоченное. Планируют выкорчевывать их. Возможно, что эти действия нанесут какой-то вред окружающей среде?

- Работы такого рода попадают под определение дноуглубительных. Согласно Водному кодексу Российской Федерации, работы такого рода могут проводиться на основании специальных решений органов исполнительной власти. В данном случае это Минстрой области. Тот, кто планирует осуществлять эту деятельность, должен иметь такое решение, пройти определённые инстанции по согласованию различного рода работ. Если же она будет осуществляться в отсутствие разрешительных документов, либо  с отступлениями от них, то, конечно, жди беды – будут нарушения. Это как раз к вопросу о заинтересованности граждан. Если вы это видите, сообщите нам. Да, периодически на эти темы появляются телерепортажи, публикации в прессе о незаконной добыче ПГС. Однако инициатива граждан в  этом вопросе мизерна, что могу объяснить либо равнодушием, либо даже боязнью.

 - А когда Вы покончите с самовольной, безлицензионной добычей песчанно-гравийных смесей в Оренбургском районе вокруг Оренбурга, по Уралу и Сакмаре? Ведь крадут уже на сотни миллионов рублей и на миллиарды приносят вред природе!

- Меня немного удивляет формулировка вопроса. Дело все в том, что мы, как я уже ранее отметил, не вправе работать за всех. Это не наша задача. Если назвать людей, органы и должностных лиц, которые хоть как-то причастны к этой проблеме, получится целый веер. Это Министерство природных ресурсов, экологии  и имущественных отношений Оренбургской области, которое выдает лицензии на добычу и в последствие осуществляет контроль. Это и Управление Роспироднадзора (в части добычи ПГС на водных объектах федерального значения). Это и полиция - уникальный орган, который может возбуждать и уголовные, и административные дела в этой сфере. В некоторой степени это и ФСБ, если речь идет о значительных объемах, угрожающих экономической безопасности страны. Поэтому говорить, когда же прокурор покончит с этим несколько неправильно. А покончено у нас с этим будет, когда покончат с правонарушениями. Это к вопросу и о правовом нигилизме. Если будет заинтересованность всех сторон, начиная с рядового гражданина, который не промолчит, проезжая мимо разработчиков ПГС, и заканчивая министром, вот тогда будет результат. А если будет кто-то один тянуть проблему, как меня призвали в вопросе, то результата не получим: в данном случае один прокурор - в поле не воин.  Поэтому у нас и Президент и Правительство РФ выделяют гражданскую инициативу.

- На ком же теперь будет ответственность за исчезнувший пляж на Сакмаре?

- У нас отсутствуют полномочия по надзору за органами следствия и дознания. В данном случае, поскольку это Сакмарский район, обеспокоенность можно адресовать прокурору района, чтобы он проверил законность процессуального решения.  

 

Два вырубленных дуба – 33 000 рублей. 184 дуба - ?

- Какая ответственность предусматривается за вырубку лесных насаждений?  

- Ответственность самая разная. Могу сказать, что административная, да и уголовная ответственность в сравнении с  тем, что она собой являла даже три года назад, она претерпела существенные ужесточения. Это связано, прежде всего, с 2013 годом, который был объявлен Годом экологии. Вслед за этим Госдумой были приняты и инициированы изменения в административный и уголовный кодекс, в том числе в статьи, посвященные незаконной рубке лесных насаждений. Санкции ужесточены, другое дело – как они исполняются. Законы не плохие, достаточно жесткие, дело за их реализацией. Административная ответственность для граждан за незаконную  порубку – штраф в несколько тысяч рублей, должностных лиц – несколько десятков тысяч, юридических лиц – несколько сотен тысяч. Уголовная ответственность не такая строгая, как хотелось бы, но она есть, нарушителям грозят реальные сроки. Уголовная ответственность наступает в случае, если лесному фонду нанесен ущерб на сумму более 5 000 рублей. Иногда это может быть всего одно дерево.

- В дубраве близ поселка им. Куйбышева год назад вырубили 184 дуба. Вы знакомы с этим уголовным делом?

- Нам ситуация эта известна. На нее отреагировала прокуратура области, она инициировала уголовное преследование. Там участок был Лесного фонда, однако же, насколько мне известно, администрацией района ему была присвоена другая категория. Предваряя вопрос о расширении города, можно сказать, что такие случаи у нас будут учащаться. Потому что даже сейчас, когда границы четко определены и ясно, где городская территория, а где Лесной фонд, все равно происходит самозахват лесных участков.

 - Здравствуйте! Вас беспокоит Марина Усачева из СНТ «Вишенка», который находится в Дубках. Хотела бы узнать, председатель нашего общество самовольно вырубил большие деревья, наш лес. Не предоставляет никаких документов, которые ему давали на это права. Лесом тем мы очень гордимся. Ситуация странная. Мы написали в прокуратуру запрос, чтобы выяснили зачем он это сделал. Вы можете взять этот случай под личный контроль?

- Спасибо за вопрос. Действительно, буквально на днях нам поступило ваше обращение. Во вторник на место выезжал оперативный сотрудник. Выяснилось, что действительно, часть лесного фонда, которая не может быть занята кроме как на условиях, предоставляемых законом, была занята. И это нам подтвердили работники лесничества. Через день оперативный сотрудник повторно выезжал в СНТ в целях обнаружения рубки лесных насаждений. Если это подтвердиться, то меры обязательно примем. Обращение у меня на контроле, мы его разрешим в установленные сроки.

 

 Город расширяется, нарушений прибавляется

 - Как расширение территории Оренбурга отразится на работе природоохранных  прокуроров?

- Расширят ли наш штат, сказать не могу, потому что это прерогатива Генеральной прокуратуры. Но на природоохранной прокуратуре в данном случае свет клином не сошелся, по сути дела, каждый прокурор на своей территории обладает всей полнотой власти.

- Согласно Генеральному плану Оренбурга в ближайшие года будет застроена пойменная часть Урала. Насколько это опасно и для самой реки, и для будущих строений?

- Скажу расхожую вещь. Водным кодексом РФ строительство жилых домов в водоохранной зоне не запрещено. Наглядный пример – юг России. Многочисленные санатории, гостиницы, жилые частные дома, которые стоят около моря. Самое главное требование тут состоит в том, чтобы эксплуатация этих объектов, в том числе жилых, не наносила вреда водным объектам, чтобы они были оборудованы водоочистными сооружениями. Поэтому, когда говорят, что началась стройка в водоохранной зоне и это не законно, неверно.

 -  Все берега реки Урал искатали. Ездить начинают, как только спадает паводок по еще сырой земле, разрушают дерновый покров колесами внедорожников, все лето эти колеи дополнительно размываются и выдуваются, берега обрушаются и так далее. На спутниковые снимки Зауральной рощи и берегов Урала уже без слез не глянешь. Места массового отдыха горожан превращаются в пустыри, испещренные грунтовыми дорогами и колеями. И каждый год их становится всё больше. в сырую погоду автомобилисты едут по траве, а не по сырой грунтовой дороге. Контроль за соблюдением водоохранного законодательства полностью отсутствует. Когда начнется соблюдаться водоохраное законодательство в части соблюдения запрета движения транспортных средств в воджоохранной зоне?

- Когда у нас изменится правосознание граждан, я бы так сказал. Есть Водный кодекс, где черным по белому написано: движение транспортных средств, кроме спецтехники, которая там проводит определенные работы, в водоохранной зоне, и уж тем более в прибрежной защитной полосе, запрещено. Водоохранная зона Урала и Сакмары 200 метров. Это должны все знать. Мы в этом направлении работаем и помимо чисто надзорной деятельности. На нашем сайте в сети интернет систематически размещается информация разъясняющего характера, делаем все возможное, чтобы правовую культуру граждан повысить.

 - Нередки случаи, когда граждане моют свои автомобили на берегу рек.

- Если вы стали свидетелем, можете к нам обратиться или в Управление Росприроднадзора, если река крупная и федерального значения, либо в Министерство природных ресурсов, экологии и имущественных отношений Оренбургской области.

- Какое наказание понесет водитель?

- Штраф  в размере от 3 000 до 4 000 рублей.

 

К каждому тюльпану инспектора не поставишь

 - В каком состоянии сегодня заповедные территории Оренбуржья?

- Если говорить о заповеднике «Оренбургский», он нам поднадзорен наряду с Национальным парком Бузулукский бор. Проверка заповедника в сфере обеспечения его пожарной безопасности нарушений не выявила. Особых проблем мы пока там не видим. Животные и растения, которые занесены в «Красную книгу», присутствуют. Если говорить об уничтожении тюльпана Шренка, это действительно проблема. Территории огромны, штат инспекторов достаточно скудный – около каждого цветка инспектора не поставишь. Здесь снова возвращаемся к вопросу о культуре граждан. Сегодня ты сорвал два-три тюльпана, а внук твой его уже не увидит.

- Случаи браконьерства на заповедных территориях есть?

- Бывают, но не часто. Например, в прошлом году браконьерская охота была зафиксирована в бору. За год на территории Бузулукского бора выявляется более десяти случаев совершения административных дел, связанных с нарушением правил охоты. Например, остановили человека с ружьем и с собакой, который находился на территории  бора без соответствующих документов. Намерения данного лица очевидны. Из-за того, что его своевременно остановили, было предотвращено экологическое преступление, он понес административную ответственность. 

Прежде чем оставить комментарий, пожалуйста, ознакомьтесь с Правилами комментирования портала. Оставляя комментарий, вы подтверждаете ваше согласие с данными правилами и осознаете возможную ответственность за их нарушение.
Подпишись на ORENDAY в Подписаться
  • Основная форма комментариев
  • Дополнительная форма комментариев
comments powered by HyperComments
Комментарии для сайта Cackle
® "Новости партнеров"
Справедливая Россия
Микрохирургия (05.06 - 06.07)
додо пицца
comments powered by HyperComments