ВидеоПортал
УПСК 4
Главная / Архив новостей / Новостная лента

Дело Орского вагонного завода: того ли мошенника осудили?

Эксклюзив Реклама на сайте
В январе текущего года Ленинский райсуд Орска и судья Елена Неверова отправили в колонию общего режима бывшего учредителя Орского вагонного завода. Завтра в Оренбургском облсуде должны рассмотреть апелляционную жалобу приговоренного к 6,5 годам лишения свободы 50-летнего Олега Ковалева.
Дело Орского вагонного завода: того ли мошенника осудили?

Как это ни парадоксально звучит, экс-руководителя осудили за то, что госкорпорация «Внешэкономбанк», кредитовавшая предприятие в период его возведения «с нуля» , получила в 2017 году убытки, а сам завод признали банкротом. Спрашивается, причем тут Ковалев, который продал завод еще в 2013 году, и в момент событий, которые вылились в уголовное дело, его на «ОВЗ» в помине не было?

Олег Ковалев уверен, что суд, как и следствие ранее, не хочет замечать очевидных вещей. Действительно ли «за решеткой» сейчас сидит невиновный, предстоит разобраться судебной коллегии под председательством областных судей Владимира Казначейского и Елены Труновой.

Завод восстановил буквально из руин

Проект «Орский вагонный завод» начал реализовываться еще в 2005 году на базе бывшего завода цветных металлов, эвакуированного в военные годы из Владимирской области. В 2008 году на совещании экспертного совета в Минрегионе было решено подключить к финансированию приоритетного федерального проекта госкорпорацию «Внешэкономбанк», единственным учредителем которой является РФ. В итоге, для «ОВЗ» была открыта кредитная линия на строительство и закупку современного высокопроизводительного оборудования.

Надо сказать, что Олегу Ковалеву, который приобрел давно неработающие производственные мощности и взялся за возобновление на них производства, предстояла непростая задача. Заводские цеха, как и большинство предприятий Орска, представляли собой едва ли не руины. Сначала он хотел снова запустить завод по профилю, но взвесив все «за» и «против», учитывая сложившуюся рыночную конъюнктуру, решил производство перепрофилировать и построить современный завод, который бы занимался выпуском и ремонтом железнодорожных грузовых вагонов.

Дело благое, учитывая призывы поднимать экономику страны. Промышленный Орск, находящийся практически на границе с Казахстаном, для этого был в весьма выгодном и удобном положении, тем более рядом находились поставщики необходимого для производства металла. Для орчан же новые рабочие места в условиях процветающей безработицы и закрывающихся предприятий были просто подарком.

Олег Ковалев - потомственный железнодорожник, сын заместителя министра путей сообщения РФ и ректора Петербургского института путей сообщения Валерия Ковалева, который и ранее успешно занимался бизнесом в сфера транспорта. Потом возникла идея производить и ремонтировать вагоны в Орске, причем изначально он вкладывал в строительство  завода немалые собственные средства - вкладывал в экономику своей страны, тогда как мог распорядиться ими совсем иначе... Только его теперь объявили мошенником и поставили в один ряд с преступниками.

Так и появилось в восточной столице Оренбуржья новое современное предприятие. Ковалев же погасил из своего кармана долги работникам прежнего  умершего завода цветных металлов, хотя не имел к ним никакого отношения - погасил за прежних собственников.

Летом 2012 года на предприятие нагрянули гости - полномочный представитель Президента РФ в Приволжском федеральном округе Михаил Бабич, главный федеральный инспектор региона, губернатор, глава Орска, все были в восторге, обсуждали перспективы дальнейшего развития.

Это интересный проект, который был реализован «с нуля». Была просто производственная площадка, и те люди, которые занимались этим проектом от технического решения, инженерной идеи до воплощения, осуществили его на площадке, которая не использовалась и была брошена. «Внешэкономбанк» проект поддержал, оценил инвестиционные риски, принял решение профинансировать и не ошибся, - тогда на встрече заявил Михаил Бабич.

Но после он указал на «семь кругов ада», с которыми сталкиваются предприниматели. Сказано было словно «в точку»! После строительства завода, в которое он вложил часть себя,  в жизни бизнесмена Олега Ковалева эти «круги ада» действительно продолжились. Спустя считанные дни из-за конфликта с представителем «Внешэкономбанка» он продал свою долю. По словам Ковалева, скорее даже «отдал» за бесценок. В курсе этого разговора были и экс-губернатор Юрий Берг, и Михаил Бабич, они даже пытались помочь, обращались в высшие структуры власти, но ничего сделать не смогли…

«ВЭБ» заблокировал все счета и вынудил передать завод другому собственнику. Сначала структура главного подрядчика «Газпрома» Зияда Манасира «СпецЭнергоТранс»  пришла на завод, а потом структура самого «ВЭБа» «ВТК-Орск». После чего все и стало разваливаться, - с грустью вспоминает печальные события тех дней осужденный экс-руководитель.

На 2013 год стоимость  построенного Орского вагонного завода составляла порядка 9 миллиардов рублей. За 2009-2010 годы было выпущено более 2000 вагонов, чего ранее никогда в Орске не делали. На своем «пике» завод был способен производить в год до 5 тысяч вагонов, ремонтировать - до 10 тысяч. Был собран коллектив из 1 200 человек со своим профсоюзом и Советом ветеранов.

Стоило уйти, как дела на предприятии пошли «из рук вон плохо»

В 2015 году (Ковалева на предприятии уже не было два года) началась процедура банкротства ранее успешно развивающегося и наращивающего мощности предприятия. Его долги на тот момент насчитывали 4 миллиарда рублей, 900 работников просто выгнали на улицу, ни одного вагона за последние годы не выпустили.

На банкротство подала организация «Газпромдорстрой», которая выполняла укладку асфальта на заводе. Исходя из смет на строительство, утвержденных «ВЭБом», деньги на оплату этих работ были включены в сумму кредитного соглашения. Почему оплаты не произошло, этот вопрос почему-то тем, кто руководил предприятием после Ковалева, не задается (есть вероятность, что «ВЭБ» отказал в оплате подрядчику).

В 2018 году многострадальный «ОВЗ» признали банкротом, а осенью 2019 года продали за смешную сумму в 580 миллионов рублей, тогда как только одна линия стоила на нем миллиард и незапущенного оборудования было на 2 миллиарда рублей. По версии Ковалева, процедура, вероятно, была преднамеренной - чтобы «сбросить» долги, «ВЭБ» не заплатил подрядчику за честно выполненные работы 40 миллионов, хотя деньги на это были.

Следом начались «круги ада»

В прошлом году Олег Ковалев, переехавший к тому времени жить в Ленинградскую область, стал главным фигурантом уголовного дела, возбужденного по статьям «Злоупотребление полномочиями вопреки интересам организации, повлекшее тяжкие последствия» и «Мошенничество в особо крупном размере». «Внешэкономбанк», спустя шесть лет, обвинил его в хищении денежных средств, предоставляемых в рамках кредитного соглашения. Общий ущерб, нанесенный его действиями, госкорпорация оценила примерно в 1,3 миллиарда рублей, хотя пока он работал, претензий к нему не поступало, в транжирстве его никто не упрекал.

Кстати, именно в то время, когда полным ходом шли судебные разбирательства, в октябре 2019 года «ОВЗ» посетил нынешний губернатор Денис Паслер - встречался с новым собственником. По сути, ему показывали то, что сделал Ковалев, а вернее то, в чем как его обвиняют, «не сделал» - современную линию по ремонту железнодорожных вагонов и колесных пар, смонтированную еще в 2012 году. Получается, что глава региона видел не действующее производство, а мираж, так как бывший учредитель все разворовал? СМИ же тиражировали, что это едва ли не единственное предприятие в регионе, где сейчас идет набор сотрудников. Пока оренбуржцы радовались этому факту, того, кто все это воплотил в жизнь, отправили в орское СИЗО-2, где он и находится до сих пор.

Что же ему вменяется в вину? Во-первых, закупил по фиктивным документам старое оборудование вместо нового, разницу в его стоимости присвоив, не обустроил очистных сооружений, ливневок. Во-вторых, на протяжении двух лет переводил средства, предоставленные банком для завода, на счета подконтрольных «фирм-однодневок». Именно по этой причине, по версии следствия, завод так и не заработал на предусмотренную проектом полную мощность.

Для самих орчан возбуждение уголовного дела стало настоящим шоком, потому что даже работяги привыкли с Ковалевым здороваться за руку. Олег Валерьевич слыл рачительным хозяином и меценатом - помогал Орскому драмтеатру (за что получил премию «Оренбургская лира»), установил изготовленный в экспериментальном цехе предприятия дорогостоящий металлический завод по периметру здания Ленинского райсуда Орска (по просьбе председателя суда), где позже и оказался на скамье подсудимых.

Схема по списыванию долга сработала

В своей апелляционной жалобе осужденный Ковалев указал на многочисленные грубые нарушения, допущенные в рамках предварительного следствия и при рассмотрении дела в суде первой инстанции, потому что дело было рассмотрено не беспристрастно, а явно с обвинительным уклоном и основывалось на предположениях. Обвиняемый своей вины не признал.

32 свидетеля, которых вызывали в суд, уверяли, что все оборудование на завод поставлялось новое и современное, с паспортами и в упаковке (иначе бы оно сейчас просто не работало!), имелись все акты его приемки, годы изготовления совпадали. Ковалева свидетели характеризовали положительно, уверяли, что он никогда не просил подписать акты невыполненных работ. Начальник управления капстроительства Орска подтверждал, что все объемы строительства выполнялись в срок.

Да и представители «ВЭБа» тщательно все контролировали, делали фотоотчет завозимых станков, молота, прессов. Никаких претензий... Не выявила нарушений и аудиторская проверка. То, что они, как и уголовное дело, возникли спустя столько лет, когда Ковалев на предприятии давно не работал, наталкивает на смутные подозрения, что это кому-то было нужно…

Это явное свидетельство, что уголовное дело было заказного и сфабрикованного характера - с целью скрыть неспособность других руководителей эффективно распоряжаться доверенными им госденьгами. Только суд этого почему-то в упор не замечает, ведь даже некоторые свидетели на суде уверяли, что следователь исказил их показания, - рассказывает Олег Валерьевич, не понимая, почему на скамье подсудимых оказался именно он. - Мой конфликт с компаньоном привел к приостановке финансирования со стороны «ВЭБа». Я был вынужден продать свою долю и самоустраниться из этого бизнеса. Именно через него проходили все финансовые потоки, он же помогал получать кредит в «ВЭБе», распределял денежные средства, связывался с подрядчиками и руководил основным поставщиком - компанией «ОптСнаб». Бывший компаньон открыто себя позиционировал как лицо, которое может оказать содействие в получении кредита в «ВЭБе». Он решал вопрос с начальством ГК о предоставлении кредита не только мне, но и другим коммерсантам.

Любопытно, что кредитное соглашение от «ВЭБа» с «Орским вагонным заводом» подписывал человек, который некогда покинул пост зампреда «ВЭБа» и был фигурантом дела по хищению государственных денег. У бывшего компаньона  с руководством банка был даже общий бизнес.

Что касается госкорпорации, то абсолютно все закупки согласовывались с ее представителями, без их одобрения купить что-либо мы на завод не могли. Бывший компаньон решал, через какие фирмы будет осуществляться поставка, в том числе через подконтрольные ему. Если поставщик или недобросовестный производитель выдал реновационное оборудование за новое, то их и следует привлекать к ответственности. После моего ухода «ВЭБ»  поставил управлять заводом абсолютно не компетентную компанию, под управлением которой завод обанкротился, и что позволило списать задолженность перед банком и продать его за копейки, - продолжает Ковалев. - Все происходящее - полный абсурд. Приговор беспрецедентный по своему беззаконию и жестокости. Я не имел умысла причинять вред «ВЭБу», напротив вложил в создание предприятия более 2,5 миллиарда собственных средств и создал предприятие стоимостью, которая в два раза превышает вложения госкорпорации. К тому же «ВЭБ» не выполнил договорных обязательств и не выдал в полном объеме за четыре года вместо положенных полутора лет предусмотренные соглашением кредитные средства, чем, по сути, и сделал невозможной полноценную реализацию проекта.

 

Следствие же уверено, что Ковалев «в продолжение своего преступного умысла в мае 2009 года, не имея договорных обязательств с «ОптСнаб», для получения транша под видом приобретения оборудования организовал заключение «липового» договора, а в июле, зная, что оборудование не поставлено и поставляться не будет, а изготавливается силами работников «ОВЗ» с использованием ранее поставленных имеющихся материалов» получил личную выгоду - свыше 40 миллионов рублей.

Я не скрывал, что нестандартное оборудование изготавливалось силами работников из закупленных материалов по чертежам, купленным на «ТехВагонМаше», есть даже соответствующий прайс-лист. Если мы закупали бы его у производителя, это обошлось в разы дороже. Есть договор на поставку металла для этих целей. Дешевле было сделать самим, рабочие же получили возможность заработать, - объясняет Ковалев. - Часть стендов поставлялась на завод в готовом состоянии, часть мы делали сами, причем гидравлика, пневматика и металл для их изготовления были новые, после их сварки все работало и использовалось для сборки вагонов. Был проведен технический аудит финансовых затрат, и независимые инженеры подтвердили, что собранное оборудование соответствует стандартам качества и заявленной стоимости. Все работы оплачивались только после их приемки «ВЭБом» и их контролером. Как бы я под сотнями глаз старье поставил? Это все равно, что в Орске посреди площади поставить старый ларек «Союзпечати» и уверять, что он новый.

Абсурдна и сама ситуация с ущербом, который, якобы, своими действиями Ковалев нанес госкорпорации. Все имущество завода было в залоге у банка и отошло к нему сразу после банкротства предприятия, причем его стоимость превышала предоставленный кредит. Только процентов за годы кредитования «ОВЗ» перечислил банку в размере 821 миллиона рублей. Тому факту, что на заводе не была построена промывочная станция, тоже есть свое объяснение. От ее строительства по согласованию с «ВЭБом» заказчик отказался, и средства на нее банком не выделялись, в смету они не были заложены.

Попытка обжаловать приговор

Осужденный райсудом бывший учредитель завода и сторона защиты при рассмотрении дела в суде апелляционной инстанции требуют прекратить уголовное преследование Ковалева в связи с отсутствием состава преступления, вернуть дело прокурору, а его самого оправдать. Причем, если суд апелляционной инстанции доводы осужденного не услышит, он намерен идти выше, потому что верит, что истина рано или поздно восторжествует, а иначе, как он сможет смотреть в глаза собственным детям. Соответствующее обращение уже направлено и главе государства.

 

Сторона гособвинения, как и представитель «Внешэкономбанка», утверждают, что апелляционная жалоба осужденного не подлежит удовлетворению, всем доводам дана оценка в суде первой инстанции и нет оснований для возвращения дела прокурору.

Жалобу не поддерживаю в полном объеме, задачей госкорпорации является финансирование и развитие проектов, она действует в интересах содействия и долгосрочного социально-экономического развития РФ, создает условия для устойчивого социально-экономического роста и повышения эффективности инвестиционной деятельности, - отметил в своем выступлении представитель «Внешэкономбанка» Андрей Воробьев, приведя в сравнение с залоговым имуществом выплату страховки. - Получается, если страховая компания возместила ущерб, то преступления нет? Ущерб ущербом, а залог залогом. Может, завод так и не вышел на проектную мощность и ему не хватило финансирования, потому что выделенные деньги украл Ковалев?

Кстати, сам Ковалев далеко не миллиардер, как его пытаются выставить. У него нет апартаментов и яхт, живет в обычной «двушке», которую купил еще в 1993 году.

Я никогда не признаю своей вины и не смирюсь, буду бороться до последнего, - заключил Олег Валерьевич.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

«ВЭБ» просто сожрал все с аппетитом»

Олег Ковалев:

По прошествии года я так и не понял, что здесь делаю. Я уже ничего хорошего от этих «хороших» оренбургских людей не жду. Они будут покрывать свой беспредел до последнего. Им бессмысленно что-то доказывать, они на аргументы не реагируют, молчат, а потом заявляют, что подумали и решили, что все законно, и почему так решили, объяснять не должны. А ты жди четыре месяца до следующей инстанции, чтобы рассказать, что эти «хорошие» люди просто врут в приговоре. Вложить своих 2,5 миллиарда, чтобы у себя же украсть 40 миллионов… Как ни крути правды здесь не докажешь.  Знаю, что это заказное дело. У «ВЭБа» было право внесудебного изъятия залогового имущества, по сути в течение недели в любой момент они могли переоформить на себя 100 процентов акций завода и все имущество, но пошли в суд.
При этом, как уже упоминалось, стоимость предприятия на тот момент составляла 9 миллиардов рублей при долге в 4 миллиарда, и возможность производить до 5000 вагонов в год, и ремонтировать до 10 000 вагонов у предприятия была, что доказано ведущими специалистами нашей страны. Интересный актив, не правда ли? Может быть поэтому вынудили меня продать? Почему тогда обанкротили? Возможно, пресловутая жадность. Зачем 4 миллиарда возвращать в банк, если можно обанкротить и долги сбросить, и еще на этом заработать при продаже. Возбуждение уголовного дела и осуждение по прошествии стольких лет приурочено к дешевой продаже завода, ведь кому-то иначе бы пришлось объяснять, почему так дешево!

P.S Самое страшное, что подобная история не единична, и таких предприятий в стране много… Президент словно в пустыне кричит о том, что следует прекращать с заказными уголовными делами против бизнесменов, но «кошмарить» бизнес так никто и не бросил. Кстати, судья орского райсуда Елена Неверова, которая вынесла данный приговор, в этом году в регионе стала лучшей судьей районного суда. Браво!


® "Новости партнеров"
Видео реклама

№ 71907
Справедливая Россия 10.06.20
требуется журналист